Оскорбление чувств верующих

«Оскорбление чувств верующих» – опасная формулировка

Обсуждение проекта нового закона «О культуре» заставило общество вновь вспомнить о спорной 148 статье УК РФ – статье, карающей за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Авторы проекта предлагают вывести из-под действия этого закона демонстрацию произведений искусства: выставки, концерты, театральные постановки, кинофильмы и т.п. Однако представители РПЦ выступили против такого решения.

«Это все-таки публичные действия, предназначенные для публичного просмотра, и они однозначно относятся к тем публичным действиям, которые могут оскорбить религиозные чувства верующих. Мы, конечно, будем добиваться, будем вести работу об исключении из законопроекта вот таких норм», – заявила руководительница правового управления Московской Патриархии игуменья Ксения (Чернега).

Этот спор побуждает вновь задуматься о явлении, все сильнее входящем в нашу повседневную жизнь, но по-прежнему очень неоднозначном: ограничении свободы слова и самовыражения ради того, чтобы не оскорбить чьи-либо чувства.

В частной жизни конфликт между свободой слова и уважением к чувствам ближнего решается при помощи такта, деликатности, хорошего воспитания. «В доме повешенного не говорят о веревке», «О мертвых либо хорошо, либо ничего»: эти и другие подобные изречения учат нас, что правду-матку, рвущуюся с языка, иногда стоит придержать. Но все осложняется, когда мы выходим в публичную сферу, где наши высказывания обращены к неопределенному кругу лиц и касаются не чьей-то личной жизни, а отвлеченных вопросов. Где «оскорбление лица» – понятие четкое и ясное, у которого есть определение в уголовном кодексе – сменяется расплывчатым «оскорблением чувств».

В самом деле, не совсем понятно, почему произведения искусства нужно резко отделять от обычных публичных высказываний, да и есть ли между ними четкая граница. В наше время – время любительских фильмов и музыкальных групп, уличных танцев, фанфиков, перформансов и стенд-апов – все больше размывается грань между искусством профессиональным и любительским. Творчество давно перестало быть особым видом деятельности, которым занимаются в величественных «храмах искусства» специально обученные «жрецы»: оно вышло на улицу и в интернет, для множества людей превратилось в обычное хобби, в часть их повседневной жизни. Между картиной «актуального художника» и мемом из интернета зачастую нет разницы ни по содержанию, ни по художественному уровню – разница лишь в том, что одна висит на выставке, а другой собирает лайки, путешествуя по соцсетям. Почему же отношение к ним должно быть разным?

Уместнее задать другой вопрос: насколько оправдано вообще существование уголовной статьи, грозящей судом и тюрьмой за «оскорбление чувств»?

Статья 148, ч. 1 существует в УК РФ с 2013-го года, активно применяться начала с 2015-го. Закон предусматривает штраф до 300 тысяч рублей, исправительные работы или тюремное заключение сроком до одного года (впрочем, реальных тюремных сроков за оскорбление чувств пока еще никто не получал). Новый закон с самого начала был спорным и вызвал серьезное общественное неприятие; каждый случай его применения рассматривается под микроскопом и бурно обсуждается – возможно, поэтому число «пострадавших» по 148 статье пока невелико: за 2014-2017 год всего тринадцать человек.

Самый известный из попавших под статью – видеоблогер Руслан Соколовский (Сайбабтаев), знаменитый «ловец покемонов в церкви». Для полноты картины надо сказать, что он не просто покемонов в церкви ловил и процесс на видео снимал, но и происходящее там богослужение матерно комментировал.

Другие случаи: преподаватель Оренбургского медицинского университета Сергей Лазаров опубликовал у себя на сайте статью под заглавием «Злой Христос» – без неприличных выражений, но антихристианскую, в которой христианский Бог именовался «убийцей и тираном». Получил штраф в 35 тысяч рублей. Блогер из Калининграда Виктор Краснов, поспорив в соцсети с каким-то верующим о праздновании Хэллоуина, написал: «Бога нет, а Библия – сборник еврейских сказок». Дело тянулось три года и было закрыто за истечением срока давности. Бывают и экзотические случаи: «магистр вуду» Антон Симаков из Екатеринбурга попал под суд за то, что с помощью обезглавленного петуха, деревянного креста и церковной атрибутики наводил порчу на президента Украины. Впрочем, при ближайшем рассмотрении уральского вудуиста признали невменяемым.

Предметами преследования становятся мемы, карикатуры, реплики в соцсетях. Бросается в глаза, прежде всего, случайность и произвольность этих преследований: для любого, кто много общается в интернете, не секрет, что резких высказываний о религии или карикатур на церковь и священников там можно найти в сотни, даже в тысячи раз больше. А уж если вспомнить, что верующие бывают не только христианами, и обратить внимание на то, что неравнодушные граждане пишут порой об иудаизме или об исламе…

Словом, не только по расплывчатым формулировкам, но и по правоприменению уже хорошо видно, что перед нами «клон» печально известной статьи 282. Той, что, возможно, задумывалась как инструмент борьбы с национальной нетерпимостью; но быстро превратилась в «статью за лайки и репосты», источник бесконечных высосанных из пальца дел, курьезов и насмешек над правоохранительными органами, которые, мол, предпочитают ловить не настоящих террористов и экстремистов, а школоту в интернете. В конце концов, к общему облегчению, она была декриминализирована.

Статья «за оскорбление чувств» пока не применяется массово – видимо, правоохранители еще не очень понимают, как с ней работать, и опасаются общественного резонанса. Но и статья 282 не за один год обрела свою дурную славу.

READ
Договор мены приватизированных квартир

Для того, чтобы сделаться «второй 282», у статьи 148 есть главное: крайняя расплывчатость формулировок. Фактически, все определение «преступления» состоит из оценочных суждений. Под «публичными действиями», как мы уже видели, законодатель здесь понимает и высказывания, и изображения. «Явное неуважение к обществу» – что имеется в виду, и как оно проявляется в статье на сайте или в реплике, вырванной из интернет-холивара? Наконец, само «оскорбление религиозных чувств верующих»: как узнать, что является оскорблением, а что нет? Должно ли преступное деяние оскорблять всех верующих без исключения, или только некоторых? И как определить, правомерно ли верующий оскорбился?

Обычно на такие вопросы отвечают: «Все очевидно, чего тут мудрить! Вот человек берет икону и начинает топтать ее ногами – разумеется, он этим оскорбляет чувства православных!»

Да, когда икону и ногами – тут все очевидно. И на эту тему, кстати, давным-давно есть административная статья – 5.26.3 КоАП, «умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение». Штраф до 50 тысяч либо обязательные работы. Обратим внимание, как точно и ясно описано здесь то, за что полагается наказание.

Но за пределами таких очевидных случаев начинается обширная «серая зона».

Оскорбляет ли чувства верующих рок-опера «Иисус Христос – суперзвезда»? Ведь история Иисуса показана и истолкована в ней совсем не канонично. А образ Иешуа в романе «Мастер и Маргарита»? От одних верующих можно услышать, что роман сатанинский, и Иешуа – злая карикатура на Иисуса; от других – что в свое время эта книга привела их самих или кого-то из их знакомых к христианству. Оскорбительна ли пушкинская «Гавриилиада»? (Вообще говоря, да; более того, ее автор явно ставил себе цель оскорбить и поглумиться. И что теперь с этим делать?) Оскорбительны ли для верующих яркие и злые антихристианские пассажи Ницше? А что, если те же мысли выскажет безвестный блогер Пупкин – без немецких литературных красот, простым русским языком?

Сойдем с высот мировой классики, вспомним околорелигиозные «холивары» последних лет: картина окажется столь же пестрой.

В 2014 году православные активисты добились отмены гастрольного тура в России польской блэк-металлической группы «Behemoth». Основание: в текстах и в визуальных образах группы пропагандируется сатанизм. Действительно, музыканты носят перевернутые кресты, а тексты их полны «темных» и антихристианских мотивов. И это не причуда четверых поляков, а характерные составляющие музыкального стиля блэк-метал, в котором работает и немало российских музыкантов. Обращение к «темным» темам, эстетическое тяготение к язычеству и/или антихристианству, устрашающий вид и эпатирующие высказывания, пентаграммы и перевернутые кресты на груди – почти неотъемлемые черты этого направления. Запрещаем его целиком? И почему ограничиваемся музыкой – если уж на то пошло, не следует ли в принципе запретить антихристианство в России?

Другой пример. Год назад – тоже в Великий Пост – православный и околоправославный интернет внезапно взорвал рассказ Лоры Белоиван «Как Бог сову делал». Непритязательный юмористический скетч на страничку о том, как Бог творил сову, а потом Адам придумывал этой несуразной птице имя. Ненависти в рассказе определенно нет – но нет и никакого благоговения перед «священными темами»: Господь и Адам наперебой прикалываются и валяют дурака, да еще и матерными выражениями не брезгуют. Оскорбляет чувства или нет? Мнения самих верующих разделились: одни писали жалобы в Роскомнадзор и в прокуратуру, слали автору угрозы и требовали удалить рассказ – другие отвечали, что юмор, быть может, низкопробный и не особенно смешной, но их не обижает и не задевает.

Что ж, мат в устах Господа Бога действительно звучит странно и многих может шокировать. Но вот следующий пример, также из прошлого года. В арт-парке в деревне Никола-Ленивец под Калугой существует традиция: уже 16 лет на Масленицу там возводят, а затем сжигают различные деревянные постройки. Горели уже и зиккурат, и акведук, и триумфальная арка. И в прошлом году художник Николай Полисский создал «Пламенеющую готику»: построил, а затем сжег, запечатлев костер на камеру, деревянный «готический собор». Ни крестов, ни еще каких-либо религиозных символов на этом «соборе» не было, он не был копией какого-либо реального католического собора, да и вообще на реальное здание походил довольно отдаленно. Тем не менее эта акция вызвала не только массовое возмущение в соцсетях, но и протест от официального представителя РПЦ.

Пожалуй, самый яркий пример такого рода – фильм 2017 года «Матильда», вызвавший в образованном обществе невиданную ранее поляризацию мнений. Для светских людей – проходная историческая «мылодрама». Для православных – особенно консервативно настроенных, тех, среди которых Николай Второй пользуется особым почитанием – страшное кощунство: чтимого ими святого изобразили обычным слабым человеком, запутавшимся в отношениях с женщинами! Анекдотический, казалось бы, холивар вокруг проходного фильма поднял вдруг серьезный вопрос: последний российский царь – святой мученик, которого можно только смиренно почитать, или один из земных персонажей нашей истории, которого можно и обсуждать, и по-разному к нему относиться… и, например, сочинять про него, как и про других царей и цариц, «мыльные оперы»? И следующий, еще более важный вопрос: что вообще «можно» и что «нельзя» в художественном переосмыслении нашего прошлого?

READ
Как заключается договор дарения

И знаете что? Очень хорошо, что происходят такие «холивары».

Носители оскорбленных чувств, склонные Страшно Обижаться и впадать в моральную панику по любому поводу (а то и старательно выискивать поводы для обид), агрессивно требующие прекратить и запретить все, что им не по вкусу, выглядят не слишком симпатично. Но то, что они делают – проявление гражданского общества. И если вспомнить, что в иных местах гражданское общество начиналось с линчевания и вываливания в перьях, то у нас, русских, все еще очень цивилизованно.

Нынешнее общество очень разнородно. В нем нет ни единой системы ценностей, ни единых этических, эстетических, культурных норм. У людей очень разные представления о том, что допустимо, а что нет, и как правильно вести себя в публичном пространстве – настолько разные, что порой ужасаешься культурной пропасти между жителями одного города и даже одного дома. И единственный способ выработать единые правила или хотя бы прийти к какому-то компромиссу – разговаривать об этом и договариваться.

Это и происходит. «Оскорбленные» заявляют, что возмущены, и объясняют свои резоны. Им приходится отстаивать свою позицию внятно и рационально, приводя аргументы. Окружающие их поддерживают или не поддерживают. В таких дискуссиях и проясняется, «что такое хорошо и что такое плохо» в пространстве общественных высказываний и символических жестов. Что можно говорить и делать свободно, что – лучше в специально отведенных местах и «для своих», а что и вовсе не стоит выносить за пределы собственной кухни, если не хочешь, чтобы тебе «напихали в панамку».

Но все это чисто гражданская история. Ключевой ее признак тот, что общественная дискуссия идет свободно. Государство в нее не вмешивается. И самому «оскорбителю», при всех пламенных обличениях в его адрес, не грозит ничего страшнее громкого общественного осуждения. В самом худшем случае, выставка закроется раньше времени, фильм снимут с проката, а с чересчур раскованным артистом разорвут контракт. Да и то это уже случаи экстремальные, «на грани». Речь идет именно о моральном осуждении, о коллективном «не надо так!» – которое «большое общество» поддержит или не поддержит, а сам объект этого коллективного распекания будет свободен согласиться с ним или не согласиться.

И это нормально. Не все «плохое», «безвкусное», «оскорбительное» следует законодательно запрещать, не за каждым «нехорошим человеком» – бегать с полицией. В здоровом обществе существует ценностная иерархия, и явления не делятся только на однозначно хорошие и уголовно наказуемые: между этими крайностями – еще множество ступенек. Такт, вежливость, умение спорить, не задевая друг друга – все это навыки, которым полиция не учит: этому мы можем научиться только сами.

Когда за «оскорбление чувств» начинает грозить суд и тюрьма; когда решение о том, оскорблены ли верующие, принимают не сами верующие, а безличная государственная машина – это подрывает и обессмысливает саму идею общественного диалога. И неважно, обрушивается ли кара на маститого режиссера или на безвестного блогера Пупкина.

Ученые обсудили противоречия законодательства о защите чувств верующих

Профессор Алексей Кибальник выступил в МГЮА перед учеными и практиками на международной научно-практической конференции «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке», рассказав о неопределенности в правоприменении ст. 148 УК РФ, которая приводит к нарушению ст. 28 Конституции.

Как уже сообщалось, 25–26 января в МГЮА имени О.Е. Кутафина проходила юбилейная научно-практическая конференция «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке». В качестве эксперта на мероприятии присутствовал доктор юридических наук, заведующий кафедрой уголовного права и процесса Северо-Кавказского федерального университета Алексей Кибальник, который представил участникам конференции свой доклад «Защита чувств верующих, или как Уголовный кодекс нарушает Конституцию России».

«Тема защиты религиозных чувств верующих имеет много болезненных точек восприятия как на уровне теории, так и в правоприменении. Когда изменили ст. 148 УК РФ, большинство коллег из уголовно-правовой профессуры отозвались не очень благосклонно к новой редакции (многие посчитали это реакцией на дело Pussy Riot). Тем не менее и у нас нашлись люди, которые поддержали эту статью, выдвигая следующие аргументы: “борьба с оскорблением чувств верующих связана с поисками коллективной идентичности, попытками преодоления мировоззренческого кризиса и идеологическим противостоянием западным ценностям”», – начал свое выступление профессор Алексей Кибальник.

Докладчик напомнил о практике применения ст. 148 УК РФ. «Практика – мерило любой теории. Практика по этой статье была положена в Ставропольской уголовной юстиции и продолжена судами других субъектов. В качестве деяний, образующих оскорбление чувств верующих, были выдвинуты следующие формулировки. Во-первых, отрицание существования бога, которое сделано в открытой для общего доступа социальной сети (при этом суды назвали это отрицание существования бога “научно необоснованным”). Во-вторых, публикации в сети “Интернет” на религиозную тему, которые не носят научного характера. В-третьих, это нецензурная брань на фоне религиозных символов, а также их публичное оскорбление. Кроме того, оскорблением чувств верующих была названа оценка патриарха Кирилла не только как физического лица, но и как представителя Русской православной церкви», – пересказал профессор формулировки, применяемые судами при вынесении приговоров.

Спикер заметил, что в России пока не отменили основной документ – Конституцию РФ и ее ст. 28, согласно которой каждому человеку гарантируются свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. «Можно так же бесконечно ссылаться на международные нормы права, но ведь очевидно, что это положение Конституции нарушается», – констатировал Алексей Кибальник.

READ
Срочное восстановление паспорта рф при утере

Он рассказал о том, что с помощью социальной сети провел опрос, благодаря которому ему удалось собрать официальные мнения экспертов в этой области. Некоторыми ответами он поделился с аудиторией. В частности, он назвал наиболее шокировавшее его мнение. «Оскорбление в адрес религиозных святынь наносит верующим глубокие духовные раны. И атеистам этого не понять, потому что у них вообще нет никаких святынь, а еще потому что верующие – особая категория», – процитировал профессор. «Когда мы начинаем искажать ст. 28 Конституции РФ таким образом, то мы так начинаем делить людей на более и менее защищенных. К чему только это может привести, я думаю, объяснять специально не надо», – добавил он.

В своем выступлении Алексей Кибальник упомянул пару юридических моментов, отметив, что для применения ст. 148 УК РФ в том виде, в каком она есть, необходимо определиться, чьи религиозные чувства она защищает? «Конечно, в России есть институт традиционных религий, к ним относят христианство в форме православия, ислам и буддизм. Также есть религиозные организации, которые запрещены. И если следовать принципу “все, что не запрещено, то разрешено”, то мы должны сказать, что оскорбить можно чувства верующих любой прямо не запрещенной религии (организации). Возникает вопрос, что делать в ситуации, когда оскорбляются чувства, например, Церкви сатанистов (а она у нас не запрещена), в культе которой установлено попрание христианских святынь. А что делать с незапрещенными язычниками? Ведь, по словам предстоятеля РПЦ, “неоязычество стало одной из главных угроз XXI века и стоит в одном ряду с терроризмом и другими губительными явлениями современности”. Но их никто не запрещал, они такие же верующие», – подытожил ученый.

Алексей Кибальник акцентировал внимание на том, что даже в традиционных религиях имеется масса разночтений. «Таким образом, стоит решить, действительно ли признание существования бога признаком объективной стороны? Любой нормальный юрист должен дать только один единственно возможный ответ», – считает эксперт.

Завершая свое выступление, он подчеркнул, что никакой верующий не имеет права чувствовать себя более юридически защищенным, чем неверующий: «В противном случае мы можем забыть ст. 28 Конституции, и тогда, действительно, ст. 148 УК РФ станет во главе правового поля, чего бы очень и очень не хотелось».

После доклада последовали вопросы. В частности, у докладчика уточнили, почему есть «защита чувств верующих», но нет «защиты чувств неверующих»? Профессор назвал этот вопрос риторическим и пояснил, что оскорбление всегда носит личностный характер: «нельзя оскорбить толпу, как нельзя оскорбить бога или богов». Он заключил, что ст. 148 УК РФ искусственно делит людей на две категории: более защищенных и менее защищенных, которые таким образом находятся в дискриминируемом поле.

Также у Алексея Кибальника уточнили, кто такие «верующие как потерпевшие» согласно обсуждаемой статье. «И я тоже задавался этим вопросом, чтобы сформулировать юридически приемлемую дефиницию для “верующих”, однако при любых попытках разобраться этот вопрос так и остается без четкого ответа», – сказал докладчик.

Что нужно знать о 148-й статье УК РФ

История вопроса и мнения экспертов — в материале “Ъ”

11 мая суд Екатеринбурга приговорил к трем с половиной годам условно блогера Руслана Соколовского за серию видеороликов, в одном из которых он «ловил покемонов» в храме. Суд признал его виновным, в частности, в публичном оскорблении чувств верующих. “Ъ” изучил теорию и практику применения этой статьи.

Фото: Александр Петросян, Коммерсантъ / купить фото

Как появилась уголовная ответственность

До 2013 года оскорбление чувств верующих квалифицировалось как административное правонарушение по ст. 5.26 КоАП РФ «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях». Статья действует до сих пор. Она, в частности, предусматривает штраф до 200 тыс. руб. или обязательные работы до 120 часов за

умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порчу или уничтожение.

В июне 2013 года на волне скандала вокруг акции группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя были внесены поправки в ст. 148 УК РФ. Вместо «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий» она стала называться «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» и была дополнена двумя пунктами:

1. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.

Верхняя планка наказания — три года лишения свободы. По данным судебного департамента Верховного суда, до настоящего времени судами вынесено только семь приговоров по этой статье.

Кого и за что судили

В феврале 2016 года в Ставрополе начался суд по делу блогера Виктора Краснова, который в споре в социальной сети «ВКонтакте» написал, что «Боха нет», а Библию назвал «сборником еврейских сказок». Экспертиза признала Краснова вменяемым. В феврале 2017 года дело было закрыто в связи с истечением срока давности.

READ
Инструкция по покупке квартиры через ДДУ

В апреле 2016 года Кировский районный суд Екатеринбурга направил местного жителя Антона Симакова на принудительное лечение в психиатрическую клинику. В октябре 2014 года Симаков в своем офисе провел «обряд» с использованием куклы вуду, крови жертвенного животного, а также предметов христианского культа. Симаков вышел из больницы в январе 2017 года.

В апреле 2016 года Оренбургский суд оштрафовал на 35 тыс. руб. преподавателя Оренбургского медицинского университета Сергея Лазарова. В 2013 году в статье «Злой Христос», опубликованной на сайте Лазарова, в отношении Христа были приведены негативные эпитеты — «убийца» и «тиран».

В июле 2016 года Кировский областной суд признал виновными по ст. 148 УК РФ Константина Казанцева и Рустема Шайдуллина. По версии следствия, они повесили самодельное чучело c оскорбительной надписью на поклонный крест в деревне Старая Малиновка. Каждый получил по 230 часов исправительных работ.

В июле 2016 года Элистинский городской суд приговорил к двум годам условно спортсмена из Дагестана Саида Османова. Османов в буддийском храме ударил статую Будды и помочился на нее, а после выложил видео в интернет.

Что говорят юристы

Андрей Князев, председатель коллегии адвокатов «Князев и партнеры»: «Эта поправка в УК абсолютна излишняя. У нас есть уголовное наказание за хулиганство, вот ее и надо к подобным типам применять. Дерзость, неуважение к обществу — это все хулиганство. У нас почему-то начали разделять общество отдельно на верующих и неверующих, потом отдельно будут делить на коммунистов, на гомосексуалистов».

Петр Скобликов, доктор юридических наук: «Соколовский осужден не за то, что ловил в храме покемонов, а за то, что совершил противоправное действие. Он посетил храм, где скрыто вел видеосъемку ловли покемонов, после чего вернулся домой и соорудил ролик, в котором на отснятый видеоряд наложил аудиоряд с оскорбительной нецензурной бранью в адрес верующих, в адрес процедуры моления. А затем этот ролик он придал огласке, выложив в интернет для всеобщего просмотра… Эта статья защищает не только чувства верующих, она защищает право человека на что-то дорогое и святое».

Вадим Волков, научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге: «В данном случае судебный процесс является показательным. Соколовский — популярный видеоблогер, имеющий множество подписчиков. Уголовные репрессии против таких людей являются способом государственного устрашения».

Евгений Тонкий, управляющий партнер группы «Тонкий и партнеры»: «В большинстве случаев 148-ю статью притягивают за уши. Понятие оскорбления личности определено действующим УК РФ и не вызывает вопросов, а вот с оскорблением чувств — это новое понятие для российской правовой системы. Действующая редакция ст. 148 не отвечает правилам логики и юридической техники, поскольку состоит лишь из не поясненных законодателем оценочных категорий».

Мария Баст, председатель Ассоциации адвокатов за права человека: «Уже с XIX века у нас никого не сажали и сжигали на кострах за отрицание Бога — и вдруг такая статья. Полное ощущение, что нас в это дремучее Средневековье вновь пытаются затащить».

Оскорбление чувств верующих и экстремизм

Могут ли в России осудить только лишь за репост в социальной сети сообщения или изображения, которые, по мнению властей, призывают к экстремизму или оскорбляют чувства верующих людей?

Разберемся, при каких условиях можно оказаться на скамье подсудимых по обвинению в экстремистской деятельности, и что нужно делать, чтобы не нарушить закон и защитить свои интересы.

Что такое экстремизм по закону?

В Федеральном законе «О противодействии экстремистской деятельности» за номером 114 экстремистской называется такая деятельность, при которой делаются попытки публично оправдать терроризм, менять основы конституционного строя, возбуждать на публике рознь – социальную, религиозную, расовую; пропагандировать исключительность или неполноценность людей, основываясь на их принадлежности к каким-то национальности, религии, языку.

Экстремистскими также называются действия, когда создаются препятствия работе госорганов, избиркомов, объединений – общественных и религиозных; когда совершаются преступления, обозначенные в статье 63-ей УК, в пункте «е» ее первой части; демонстрируется нацистская символика.

Экстремизмом также считаются ложные обвинения государственных служащих в экстремистской деятельности во время их работы на государственной должности.

Если гражданин финансирует перечисленные действия или помогает их осуществлять в какой-то другой форме, он также может быть обвинен в экстремизме.

Как закон определяет оскорбление чувств верующих?

Под оскорблением чувств верующих статья 148 УК РФ обозначает действия, которые сделаны публично и направлены на то, чтобы оскорбить чувства верующих людей, а также на выражение открытого неуважения к другим людям.

Московская патриархия объясняет понятие «религиозные чувства» как благоговейное отношение к святыням, текстам, личностям святых, местам паломничества, предметам и образам. Если такие чувства оскорбляются, на картинках или в словах передаются

  • негативные установки;
  • оскорбительные характеристики;
  • отрицательные эмоции.

Это может быть отзыв, высказанный с неуважением к святыням, текстам и другим важным для верующего человека вещам. Оскорблением также считается издевательство над религиозной символикой, например, в форме карикатуры. Если кто-то намеренно портит религиозные книги и предметы – это тоже оскорбление.

READ
Увольнение военнослужащего по состоянию здоровья

Интересно, что закон не приводит списка религий и критериев, по которым можно определить, к какой вере принадлежит тот или иной человек. То есть верующим может себя назвать любой человек, который объявляет, что он привержен к какому-то религиозному течению.

При этом необходимо доказать, что оскорбляющие чувства верующего человека слова и действия были сказаны или сделаны именно для того, чтобы его оскорбить, то есть не случайно.

Как видим, определения довольно размытые. Закон, как говорят сами законодатели, нуждается в доработке. А пока он дает множество вариантов толкования, соответственно, и оказаться в роли обвиняемого по делу об экстремизме или оскорблении чувств верующих, рискует каждый, кто допускает любые публичные высказывания и действия, которые могут быть расценены именно так.

Зачем закон запрещает экстремизм?

Задача закона в данной ситуации – обеспечить равенство людей всех рас, религий, национальностей. Законодательные акты, которые ставят по запрет распространение экстремистской информации и совершение подобных действий, есть не только в России, но и в других государствах.

Это необходимо, чтобы не возникало вражды между представителями разных национальностей и социальных групп, чтобы кто-то не решил, что он лучше или выше другого – и на этом основании не начал притеснять людей, отличающихся от него цветом кожи или религиозными предпочтениями. Это вопрос безопасности общества.

Что запрещает закон в России?

Если обратиться к закону, в нашей стране запрещается

  • высказывать на публике или распространять в интернете, а также СМИ призывы свергнуть власть или изменить конституционный строй;
  • мешать другим гражданам голосовать;
  • говорить о необходимости ненавидеть кого-то по причине его вероисповедания, занятий или места рождения, а также призывать причинить им вред;
  • в любых вариантах публично показывать нацистские символы;
  • высказываться в защиту терроризма публично и помогать террористам;
  • публично высказывать насмешки по поводу религиозных чувств других людей, символов, святынь, образов, относящихся к какой-то религии; картинки, где присутствуют такие насмешки, нельзя распространять в интернете, в том числе – делать их репосты.

Это лишь краткое изложение того, что суд может отнести к экстремистским действиям и оскорблению чувств верующих людей. Заметим, что общим моментом во всей этой информации является то, что все действия совершаются публично. То есть именно за публичное проявление можно оказаться на скамье подсудимых.

Интернет – публичное место

А поскольку интернет – место публичное, то все, что публикуется во всемирной сети, может считаться публичными выступлениями. Соответственно, попадает под действие закона.

Если вы просто написали в своей группе, которую делите с друзьями, небольшой пост, – это публичное выступление. Ведь ваше сообщение могут видеть другие люди.

Даже если существует вероятность, что его увидит всего один человек – вы рискуете. Согласно закону, возбуждение ненависти и экстремизма может рассматриваться даже в отношении одной личности. И этой личностью может стать, например, следователь.

Причем закону все равно, кто является автором поста – вы сами или кто-то другой. С точки зрения законодательства, репост записи, видео, картинки – тоже распространение материалов, пропагандирующих экстремизм или оскорбление чувств верующих.

Кто решает, относятся ли сообщение, видео или картинка к экстремистским?

Для этого проводится экспертиза, приглашаются компетентные специалисты. Они используют специальные методики, которые были утверждены Министерством юстиции. Но поскольку точного списка критериев, по которым оценивается информация, не существует, в процесс вмешивается субъективный фактор – и результат экспертизы предугадать невозможно. Например, экспертиза по делу Марии Мотузной, которую обвинили в оскорблении религиозных чувств, установила, что из 13 картинок только три оскорбляют чувства верующих.

Чтобы понять, какие именно картинки, видео и сообщения во всемирной сети российские правоохранительные органы могут расценить как экстремистские, стоит познакомиться с официальным перечнем экстремистских материалов, которые публикуются на сайте Минюста. Сейчас в нем несколько тысяч позиций. Можно посмотреть листовки, фильмы, песни, картинки, комментарии, книги и брошюры. Некоторые примеры кажутся безобидными, например, «гнать их таких-сяких, потому что они во всем виноваты». При этом автор ссылается на местную власть. Такое высказывание было расценено как экстремистское.

А как же свобода слова?

Свобода слова тоже имеет свои ограничения – в виде рамок закона. Если чьи-то действия или слова нарушают закон, это уже не свобода слова, а нарушение прав других людей. Вряд ли кому-то придет в голову приходить и селиться в любом доме только потому, что он ему понравился, хотя право на жилье гарантировано всем гражданам нашей страны.

То же самое и со свободой слова, прописанной в Конституции. Никто не запрещает писать о своем мнении, например, о том, что получил мир в результате Второй Мировой Войны, основываясь на фактах и не оскорбляя никого. Но публиковать символику Третьего Рейха на своей страничке – это закон запрещает, это уже не свобода слова.

Кстати, критиковать власть, политиков и религиозные организации в разумных пределах и без оскорблений в России можно. И это подтверждается Постановлением Пленума Верховного суда (пунктами седьмым и восьмым) от 03.11.2016 N 41 “О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N 1 “О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности” и от 28 июня 2011 года N 11 “О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности”. Главное, что отличает такую критику от экстремизма, – отсутствие попыток кого-то убеждать в необходимости ненависти к людям, которые относятся к какой-либо религии или национальности, либо к политической партии. Можно высказывать личное мнение публично, но при этом в нем должна отсутствовать опасная пропаганда и призывы.

READ
Новые тарифы ОСАГО: 3 важных изменения в автостраховании

Кто может выступить обвинителем?

Чтобы было возбуждено уголовное дело об экстремизме или оскорблении чувств верующих в интернете, не обязательно должны быть потерпевшие. Согласно закону, в этих случаях ответственность влечет за собой сам факт, что информация была опубликована – вынесена на публику. Раз текст или картинку могут увидеть другие люди в интернете, она уже способна нанести им оскорбление или способствовать совершению ими экстремистских действий.

За что могут привлечь?

Поводов для привлечения к ответственности за распространение в интернете информации, призывающей к экстремизму или оскорблению чувств верующих людей, достаточно много. Их можно разделить на две основные группы.

  • Любые публикации, в которых содержатся экстремистские высказывания и изображения: комментарии, видеозаписи, репосты, фотография, которую пользователь сохранил на своей странице и доступная для просмотра другим людям.
  • Участие в сообществе, которое публикует такие материалы, в том числе даже если оно еще ничего не опубликовало и не сделало, а только обсуждает свои планы по совершению таких действий.

Детальный анализ

В 2015 году, согласно статистике, за распространение материалов, в которых содержались экстремистские призывы и оскорблялись чувства верующих, в сети Интернет, в России было привлечено к ответственности более 700 человек.

В ноябре 2016-го Пленумом Верховного Суда РФ было принято Постановление номер 41, где содержится требование к судам детально разбираться в ситуациях, прежде чем выносить приговоры. Теперь, когда суд решает, были ли действия обвиняемого направлены на то, чтобы возбудить ненависть или вражду, унизить достоинство лица или группы людей, он должен опираться на совокупность обстоятельств и учитывать множество факторов, в том числе контекст и форму.

По словам опытных юристов, это означает, что привлечь пользователя интернета к ответственности за распространение экстремисткой информации, суд, согласно закону, теперь может, только детально проверив и проанализировав массу информации, в том числе из переписки и комментариев.

Какое наказание может последовать за экстремизм и оскорбление чувств верующих в интернете?

Согласно закону, за экстремизм в России предусмотрено три типа ответственности.

  • Административная, то есть штраф. Например, пропаганда нацистских символов или их публикация может привести к штрафу в сумме 2 тысячи рублей или к аресту на 15 суток. Если экстремистские материалы, которые внесены в перечень Министерства юстиции, распространялись в массовом масштабе, штрафуют на 3 тысячи рублей или сажают под административный арест. Это означает, что и за репост подобных материалов можно получить штраф.
  • Уголовная ответственность за экстремизм предусмотрена, в основном, статьями 282 УК (прим.2), а также статьей 63 УК (пунктом «е» части 1). Есть и другие статьи, по которым сажают за репост: 205.2 (о публичной пропаганде или оправдании террористических действий), 280 УК (о публичных призывах совершать экстремистские действия, где содержатся слова «делай», «давно пора делать» и подобные высказывания); 280.1 УК (о призывах выйти из состава России – публичных). Уголовный срок, который можно получить по этим статьям – до семи лет лишения свободы. Уголовная ответственность предусмотрена и за оскорбление чувств верующих: статья 148 УК была введена в 2013 году после истории в одном из храмов Москвы. Теперь привлечение к ответственности возможно даже без разжигания вражды и без публичных призывов к неправомерным действиям, и без унижения достоинства какой-либо социальной группы.
  • Гражданско-правовая, когда возмещается моральный или материальный ущерб. Например, кто-то сделал репост картинки, которая вызвала моральные страдания другого лица: это повод для обращения в суд. Подать за оскорбление в суд можно и за комментарий о работе какого-то специалиста, где он обвиняется в чем-то необоснованно.

Примеры из практики

Приведем несколько примеров наказаний, вынесенных судом пользователям интернета по делам об оскорблении чувств верующих и об экстремистской деятельности.

  • В декабре 2013 года житель Москвы был приговорен к 3 годам и 4 месяцам лишения свободы за то, что опубликовал видеоролики и тексты, которые были направлены на возбуждение вражды в отношении немусульман и включали призывы к террористическим действиям.
  • В августе 2012 года активистке татарского отделения одной из националистических партий был присужден штраф в сумме 1 тысяча рублей за то, что она поставила лайк под скриншотом, на котором был изображен кадр фильма «Американская история X».
  • В сентябре 2013 года житель Самары был помещен на принудительное лечение в психиатрическую клинику , потому что на своей странице в соцсети разместил карикатуру, где был изображен хоккеист из мультфильма «Шайбу, шайбу». Вместо клюшки у него в руках был топор, а под картинкой была подпись с предложением использовать его в ожидании «гостей с гор».
  • Националист из Москвы получил в августе 2014 года наказание в виде пяти лет лишения свободы за то, что в соцсети разместил два видеоролика экстремистского содержания и сделал репост еще одного подобного.
  • В 2015 году штраф в 15 тысяч рублей был присужден жителю Новосибирска: она добавил в свои аудиозаписи на странице «Вконтакте» запись «Киборг – Наш Враг. », которая внесена Министерством юстиции в список запрещенных материалов.
READ
Обходной лист при увольнении образец скачать word

Что еще грозит тем, кто был наказан за экстремизм?

Кроме административной, уголовной и гражданско-правовой ответственности нарушители закона о противодействии экстремизму оказываются

  • ограниченными в выборе работы: они не могут работать в госструктурах, не могут служить в армии по контракту, им нельзя работать в правоохранительной системе, занимать должность охранника и быть педагогом;
  • без счетов в банке: как только человеку предъявлены обвинения в экстремизме, его счет в банке может быть заблокирован, а открыть новый будет невозможно; закон разрешает только получать со счетов не более десяти тысяч рублей ежемесячно на каждого члена семьи обвиняемого или осужденного за экстремизм;
  • без своего сайта: судебные приставы могут заблокировать ресурсы, на которых были замечены экстремистские материалы и оскорбление чувств верующих людей.

Как не оказаться на скамье подсудимых за репост?

Стоит внимательно следить, в какие сообщества в соцсетях вступать и где оставлять комментарии. Лучше подстраховаться и вообще не заходить на страницы, где может быть малейший намек на экстремизм и оскорбление чувств верующих. Также стоит проверить свои аккаунты и убрать из них все, что хоть как-то может подпадать под эти определения. Проверить и удалить все свои подозрительные комментарии на форумах.

Лучше воздержаться от любых публичных саркастических высказываний в адрес любой религии. Неизвестно, как поймет это эксперт: как шутку или как оскорбление.

Как показывает практика, больше всего рискуют оказаться на скамье подсудимых за репосты в сети подростки, которым уже исполнилось 16 лет. Малый жизненный опыт часто не позволяет им самостоятельно разобраться, что к чему, а ответственность за свои действия по закону они нести уже могут. Поэтому родителям стоит внимательно отнестись к тому, что смотрит в интернете ребенок. Также рекомендуется объяснить сыну или дочери, за что могут последовать обвинения, и показать примеры комментариев и публикаций, за которые другие люди уже оказались в тюрьме.

Можно и нельзя

Для сравнения можно привести несколько формулировок, между которыми, на первый взгляд, не такая большая разница, однако первые относятся к экстремистским высказываниям, а вторые – нет.

Не допускаетсяДопускается
Люди, которые верят в то-то и то-то, недостойные, их нужно ненавидеть.Я недоволен таким-то человеком, потому что он совершил такое-то действие.
Представители такой-то национальности правильно сделали, что избили людей другой национальности.Как сообщает такое-то СМИ, произошел инцидент: представители такой-то национальности применили насилие к людям такой-то нации.
Все люди, которые работают в такой-то профессии или занимают такие-то должности, – негодяи. Надо их бить!Мне неприятен конкретный человек, потому что…
Власть такой-то страны неправильно управляет государством и ее нужно поменять.Критика власти, которая сопровождается фактами, оценивается работа конкретных лиц.
Изображения нацисткой символики.Нельзя никак.

Только через адвоката!

Поскольку в России, как гласит поговорка, «от сумы и тюрьмы» зарекаться не стоит, риск быть обвиненным в экстремизме или оскорблении чувств верующих полностью исключить не получится.

Если это произошло, специалисты настоятельно рекомендуют ничего не подписывать и не отвечать ни на какие вопросы следователя, пока не прибудет адвокат.

Поскольку экспертизу проводят люди, в процессе ее проведения возможны нарушения. И здесь обвиняемому понадобится помощь опытного адвоката, чтобы доказать этот факт. Это сделать непросто, поскольку требуется не только хорошо знать закон, разбираться в основных понятиях, но и иметь представление о религиозной атрибутике.

Юристы, которые уже вели подобные дела, рекомендуют не соглашаться на помощь следствию или на особый порядок рассмотрения дела. Такая тактика, как показывает практика, нередко приводит к принятию судом решения о назначении срока отбывания наказания в колонии.

Дела об экстремизме и оскорблении чувств верующих в юридической практике относятся к довольно сложным. Поэтому рекомендуется обращаться к опытным профессионалам, чтобы эффективно защитить свои интересы и не пострадать из-за того, чего вы не намерены были совершать.

На нашем сервисе, Вы всегда можете обратиться за индивидуальной консультацией к адвокату или задать вопрос в соответствующем разделе.

Что по закону является оскорблением чувств верующих?

Изменения в российском законодательстве, ужесточающие ответственность за оскорбление чувств верующих, оставляют немало вопросов. Что именно является оскорблением, верующие каких вероисповеданий пользуются особой защитой — четкого ответа на эти вопросы пока что нет. Тем не менее попробуем разобраться, за какие именно действия предусмотрена ответственность.

Закон об оскорблении чувств верующих: вчера и сегодня

Что по закону является оскорблением чувств верующих?

В 2013 году в ст. 148 УК РФ были внесены изменения. Ранее эта статья предусматривала уголовную ответственность только за действия, при которых чинятся препятствия проведению обрядов верующим или деятельности организаций религиозного характера. Однако позднее содержание статьи законодателем было радикально пересмотрено, и с 2013 года она действует в новой редакции. Прежний состав — это теперь лишь третья часть этой статьи, а первой частью стало указание на то, что преступными являются действия, совершенные публично, направленные на оскорбление чувств верующих и выражающие открытое неуважение к членам общества.

Необходимость в принятии такого закона — вопрос до сих пор дискуссионный. Дело в том, что в УК РФ действовали и действуют до сих пор другие статьи со схожим составом. Так, ст. 213 карает за хулиганство, то есть за действия, грубо нарушающие порядок и ставящие целью продемонстрировать отсутствие уважения к обществу — при этом п. 2 ч. 1 этой статьи специально говорит о совершении этого преступления в связи с религиозной ненавистью. Ст. 282 УК РФ говорит об ответственности за возбуждение вражды и унижение достоинства, в том числе и по мотивам вероисповедания. Наконец, если осквернению подверглось здание или имущество, используемое для религиозных целей, наступает ответственность по ст. 214 УК РФ — за вандализм.

READ
Условия назначения и выплаты военной пенсии

С другой стороны, само по себе понятие «оскорбление чувств верующих» уже существовало в российском законодательстве с 1993 по 1996 годы. В еще действовавшем тогда УК РСФСР имелась ч. 2 ст. 143, чей состав во многом был похож на нынешнюю редакцию ч. 2 ст. 148 УК РФ. Единственным существенным отличием статьи из УК РСФСР было то, что в ее составе специально предусматривалось в качестве квалифицирующего признака и использование средств массовой информации, в то время как сейчас это уже не требуется. Действие ст. 143 прекратилось вместе с отказом от УК РСФСР, поскольку в 1996 году был принят УК РФ.

Кроме того, на момент принятия новой редакции ст. 148 УК РФ уже существовала административная ответственность за оскорбление религиозных чувств граждан. Однако в 2013 году произошла своеобразная рокировка: это понятие было перемещено в УК РФ, а статья КОАП РФ теперь карает только за нарушение права свободы совести и вероисповедания, а также за вандализм в отношении религиозных книг, зданий и символов.

Что является преступлением?

УК РФ, говоря о наказании за оскорбление чувств верующих, предусматривает следующие признаки этого преступления:

  1. Оно должно быть совершено публично. Наедине с самим собой или в кругу единомышленников можно делать, говорить и писать все что угодно.
  2. Оно должно выражать явное и недвусмысленное неуважение к обществу в целом. В этом такое преступление очень похоже по признакам на хулиганство.
  3. Наконец, целью действий виновного должно быть именно оскорбление.

На последнем пункте стоит остановиться особо. Такой квалифицирующий признак, как цель, подразумевает, что действия, хотя и являющиеся сами по себе оскорбительными для религиозных людей, совершаются именно с целью их оскорбить. Таким образом, для применения статьи об оскорблении чувств верующих необходимо каждый раз доказывать, что преступление совершалось с прямым умыслом (т. е. виновный знал о том, что совершает оскорбление и при этом хотел именно такого результата), а не с косвенным (когда виновный о том, что творит, вообще не думал, хотя мог и обязан был понимать последствия).

Что же до самого оскорбления, то по закону под ним понимается ущерб, причиняемый чести и достоинству, выраженный в неприличных формулировках. Сам УК РФ, разумеется, не содержит определений этих терминов, но по общему смыслу норм права можно сделать вывод, о том, что:

  • под честью и достоинством надо понимать оценку человека с точки зрения морали как самим собой, так и окружающими (уважение и самоуважение) — более четко разница между понятиями «честь» и «достоинство» в праве не обозначена;
  • форма, в которой было сделано высказывание, должна быть именно неприличной, то есть не соответствующей нормам морали, существующим в данный момент в обществе.

Какие именно действия наказуемы?

Ст. 148 УК РФ говорит об ответственности за оскорбление чувств верующих. К сожалению, определить, что такое религиозные чувства, крайне сложно. На практике под ними можно понимать, например, глубокую эмоциональную привязанность к объекту поклонения в соответствующей религии, однако такое определение в законе не зафиксировано. Тем не менее можно попытаться выделить некоторые конкретные действия, за совершение которых ответственность по описываемой статье будет наступать в любом случае.

Первым из них является оскорбление. О нем подробнее будет сказано ниже — заметим только, что здесь будет важен не только смысл высказывания, но и его формулировка. Собственно, даже на бытовом уровне заметна разница между высказываниями «Иванов не кажется мне слишком умным» и «Иванов — законченный дурак». Первое будет лишь оценочным мнением конкретного лица, второе становится уже оскорблением, на которое тот самый Иванов имеет полное право обидеться и подать в суд.

Помимо оскорбления религиозных чувств статья предусматривает ответственность и за препятствие работе религиозных организаций или проведению обрядов и церемоний. Так, к примеру, граждане, которые попытаются сорвать согласованный с муниципальной администрацией крестный ход, будут отвечать по закону. Если же кто-то станет это делать с использованием служебного положения или угрожая насилием, ответственность усилится.

Необходимо заметить, что уголовная ответственность наступает лишь за вмешательство в деятельность организаций. Закон в России делит объединения верующих на 2 типа:

  1. Религиозная группа — добровольное объединение людей, исповедующих одну и ту же веру. Группа не является отдельным лицом с точки зрения закона, и все имущество, которое необходимо для религиозных обрядов и церемоний группы (утварь, священные предметы, помещения для служб и т. д.) находится в собственности конкретных прихожан.
  2. Религиозная организация — надлежащим образом зарегистрированная группа, существующая не менее 15 лет и состоящая не менее чем из 10 прихожан.

Таким образом, чтобы привлечь к ответственности за оскорбление чувств верующих, приверженцы конкретной религии должны входить в организацию. В том случае, если права верующих нарушаются, а организации нет, они могут либо заявить о совершении другого преступления (к примеру, об уголовном хулиганстве, совершенном по мотивам религиозной ненависти, или причинении вреда имуществу конкретного прихожанина, если уничтожены их святые символы или здание для обрядов подверглось акту вандализма), либо защищать свои права в порядке, предусмотренном ГК РФ или КОАП РФ.

READ
Суточные при однодневной поездке за границу

Как определить, являются ли конкретные высказывания оскорблением?

Чтобы применить закон об ответственности за оскорбление религиозных чувств и убеждений, необходимо, чтобы оскорбление имело место. А это не так просто. На бытовом уровне термины «обида» и «оскорбление» очень часто путаются, однако не каждое высказывание, которое вызвало обиду, является оскорбительным. Поэтому по делам, касающимся оскорблений, часто приходится проводить лингвистическую экспертизу.

Эксперты-лингвисты выделяют ряд признаков, при наличии которых имеет смысл говорить о том, что высказывание не просто причинило обиду, но является оскорблением в правовом смысле:

  1. Высказывание является негативным по отношению к лицу (в данном случае — религиозной общине, коллективу верующих, наконец, просто ко всем людям, разделяющим конкретные религиозные убеждения).
  2. Высказывания обращены именно к этим лицам или рассчитаны на то, что будут доведены до их сведения.
  3. Негативные высказывания характеризуют личность потерпевших.
  4. Высказывания были сделаны в неприличной форме (ругательства, матерная брань, осквернение или уничтожение символов и т. д.).
  5. Высказывания были сделаны публично (в СМИ, Интернете, официальном документе и т. п.).
  6. Содержание высказываний направлено на унижение чести и достоинства потерпевших.

При отсутствии хотя бы одного из этих признаков возбуждать уголовное дело бессмысленно.

Все ли религии равны перед законом?

Конституция РФ предусматривает, что Россия — светское государство. Никакая религия не может быть обязательной, а все объединения отделены от государства и равны. Это легко понять: наша страна самая многонациональная в мире, и в ней есть приверженцы практически всех существующих религий и конфессий. Выделение любой из них неизбежно приведет к нарушению прав всех других верующих. Более того, Конституция прямо предусматривает право каждого человека (не только гражданина!) выбирать себе любую веру или быть атеистом.

Тем не менее ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в своей преамбуле прямо говорит о том, что православие имеет особую роль и уважаются религии, которые неотъемлемо входят в историческое наследие народа. Значит ли это, что вероисповедания в нашей стране нужно делить на сорта, одни из которых имеют особый статус, а другие ютятся где-то на задворках правовой области?

Разумеется нет. Действительно, большую часть населения страны составляют русские, и среди них самая распространенная религия — это православное христианство. Но в России существует достаточно мощная исламская община, силен буддизм и уже много веков существуют иудаистские общины. Больше того, некоторые российские народы до сих пор исповедуют язычество. Следовательно, хотя об оскорблении чувств верующих чаще всего говорят применительно к православию, правоохранительные органы должны защищать и законные интересы верующих, принадлежащих к другим религиям.

Статья 148 УК РФ. Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий

наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, –

наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

3. Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершенные:

а) лицом с использованием своего служебного положения;

б) с применением насилия или с угрозой его применения, –

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет.

Комментарий к Статье 148 УК РФ

1. Общественная опасность преступления заключается в нарушении конституционной гарантии свободы вероисповедания, неотъемлемого права исповедовать любую религию, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные убеждения (ст. 28 Конституции). Преступление противоречит принципам светского государства, равенства религиозных объединений перед законом и в ряде случаев порождает религиозную ненависть и вражду.

Комментируемая статья состоит из одной части, отражающей общественно опасные деяния, относящиеся к категории преступлений небольшой тяжести.

READ
Зимняя обувь - статьи, примеры документов, образцы

1.1. Основной объект преступного посягательства – общественные отношения, возникающие по поводу законной деятельности религиозных организаций и совершению обрядов.

2. Объективная сторона состава преступления выражается в незаконном воспрепятствовании деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов.

2.1. Религиозной организацией признается добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории РФ, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и в установленном законом порядке зарегистрированное в качестве юридического лица (см. ч. 1 ст. 8 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ “О свободе совести и о религиозных объединениях” (в ред. от 06.07.2006) ).
——————————–
СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465; 2000. N 14. Ст. 1430; 2002. N 12. Ст. 1093, N 30. Ст. 3029; 2003. N 50. Ст. 4855; 2004. N 27. Ст. 2711; 2006. N 29. Ст. 3122.

Религиозной организацией признается также учреждение или организация, созданные централизованной религиозной организацией в соответствии со своим уставом, в том числе руководящий либо координирующий орган или учреждение, а также учреждение профессионального религиозного образования (ч. 6 ст. 8 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ).

2.2. Под деятельностью религиозной организации понимается осуществление вероисповедания; совершение богослужения, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей (ч. 1 ст. 6 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ) и иная деятельность, основанная на законах и уставе религиозной организации (см. ч. 1 ст. 15 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ).

2.3. Религиозные обряды являются одним из направлений деятельности религиозных организаций. Религиозные организации вправе беспрепятственно совершать богослужения, другие религиозные обряды в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, а также в жилых помещениях (см. ч. 2 ст. 16 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ).

Религиозные организации вправе проводить религиозные обряды в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, по просьбам находящихся в них граждан в помещениях, специально выделяемых администрацией для этих целей. Проведение религиозных обрядов в помещениях мест содержания под стражей допускается с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ (см. ч. 3 ст. 16 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ).

Публичные религиозные обряды осуществляются в порядке, установленном для проведения митингов, шествий и демонстраций (см. ч. 5 ст. 16 ФЗ от 26.09.1997 N 125-ФЗ).

2.4. Под воспрепятствованием деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов понимаются любые действия, в результате совершения которых деятельность религиозных организаций, в том числе по совершению обрядов, существенно затрудняется, ограничивается по времени или территории либо становится невозможной.

2.5. Незаконным является любое воспрепятствованием деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов, если сама деятельность деятельности религиозных организаций осуществляется в соответствии с действующим российским законодательством и уставом религиозной организации.

2.6. Не образует состав преступления, предусмотренного коммент. статьей, воспрепятствование незаконной или противоречащей уставу деятельности религиозной организации. В частности, допускается воспрепятствование деятельности религиозной организации, если такая деятельность связана с: нарушением общественной безопасности и общественного порядка; с осуществлением экстремистской деятельности; принуждением к разрушению семьи; посягательством на личность, права и свободы граждан; нанесением установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий; склонением к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии; воспрепятствованием получению обязательного образования; принуждением членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения; воспрепятствованием выходу гражданина из религиозного объединения под угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу (если есть опасность реального ее исполнения) или применения насильственного воздействия либо угрозой другими противоправными действиями; побуждением граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий.

2.7. Состав преступления по конструкции формальный. Преступление окончено (составами) в момент совершения указанных в диспозиции коммент. статьи действий.

3. С субъективной стороны состав преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Мотив и цель для квалификации деяния как преступления значения не имеют.

4. Субъект преступного посягательства – физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста.

Другой комментарий к Ст. 148 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Объективная сторона преступления характеризуется альтернативно предусмотренными действиями.

Под воспрепятствованием деятельности религиозных организаций следует понимать ограничение деятельности религиозных организаций в какой бы то ни было форме (например, отказ в регистрации религиозной организации, закрытие мест и объектов, предназначенных для богослужений); под воспрепятствованием совершению религиозных обрядов – лишение граждан возможности отправлять диктуемые их верой обряды в какой бы то ни было форме. Применение насилия либо угроза его применения, уничтожение или повреждение имущества и т.п. преступные действия в ходе совершения рассматриваемого преступления квалифицируются по совокупности со ст. 148 УК РФ.

2. Указанные действия должны быть незаконными, т.е. совершаться в нарушение установленного законодательством (т.е. Федеральным законом от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ “О свободе совести и о религиозных объединениях”) порядка государственного регулирования деятельности религиозных объединений.

Ссылка на основную публикацию